Галина Врублевская
Узнать о книге больше
Узнать о книге больше
Узнать о книге больше
Узнать о книге больше
Узнать о книге больше
Узнать о книге больше
Узнать о книге больше
Узнать о книге больше

Узнать о книге больше - кликнуть на обложку

Читатели и журналисты порой спрашивают меня, как я пишу романы. Всех интересует, беру ли я сюжеты из жизни или выдумываю их. У меня есть краткий ответ на этот вопрос: "Я выдумываю (предполагается, что из головы) сюжет в целом, но использую конкретные сцены, события, детали, взятые из жизни. На самом деле это очень приблизительный ответ. А мне и самой хотелось бы лучше понять: из чего, почему и как получаются мои книги.

Мои первые литературные опыты складывались в короткие рассказы. В них находили отражение конкретные факты из жизни, а также сопутствующие им переживания. Опадали на бумагу осколки моих чувств, фотографировались счастливые моменты, сгорали сиюминутные страсти - "когда б вы знали, из какого сора ...". О романах я в то время не помышляла, лишь догадывалась, что они создаются как-то иначе.

А дни бежали, закручиваясь в недели, месяцы и годы. И становилось все очевиднее, что многие двери закрылись передо мной навсегда, возможности уплыли, разноцветица вариантов потускнела. А заоблачная, возвышенная любовь, взмахнув журавлиным крылом в небе, обратилась в ускользающую вдали точку.

Понимание быстротечности времени рано или поздно приходит ко всем, и каждый встречает его по разному. У меня в этот отрезвляющий момент открылся "третий глаз"! (Не принимайте всерьез это определение). Но как еще обозначить то расширение сознания, когда твоему взору открываются невидимые прежде просторы, когда слышишь звуки непонятно где спрятанной арфы, когда чувствуешь запахи травы над серым асфальтом. Это уже нечто большее, чем "сор". И, если уж цитировать Анну Ахматову, то совсем иные ее строки:

                        Бывает так: какая-то истома;
                        В ушах не умолкает бой часов;
                        Вдали раскат стихающего грома.
                        Неузнанных и пленных голосов
                        Мне чудятся и жалобы и стоны,
                        Сужается какой-то тайный круг,
                        Но в этой бездне шепотов и звонов
                        Встает один, все победивший звук.

Невнятные голоса героев романа начинают звучать в душе (не в голове). Но голова помогает распознать их, удержать в памяти, выстроить нужным образом. В этом полубреду я написала мой первый роман "Половина любви". (Впоследствии он стал составной частью дилогии "Поцелуев мост"). Я прожила в романе еще одну, полноценную жизнь. Местами я пробежалась по знакомым тропинкам, повторила кусочки своей биографии (вот они, сюжеты из жизни), частью изведала новые пути (те самые пресловутые выдумки). А небесные искусители нашептывали мне новые сюжеты. Я безнадежно влюблялась в морского капитана, плакала по ночам от безудержных чувств к пылкому юноше, падала в объятия неотразимого мачо - в своих романах, вместе со своими героинями. Вместе с ними я радовалась удачам, осмысливала ошибки, наслаждалась счастьем. Для меня, написанные мною книги - это мои параллельные жизни, а не просто занятные истории, придуманные для развлечения читателя.

В своих романах я вывожу на передний план конфликты, связанные с чувственными переживаниями. Но вечные вопросы: любви и ревности, преданности, вероломства я рассматриваю под углом современности, на фоне реалий наших дней. Я надеюсь, что читателям, а читательницам, в особенности, как и мне, захочется примерить на себя новую ситуацию или увидеть новый поворот в знакомом положении. А иногда обнаружить, что героиня истории "списана с нее". Такие попадания в яблочко я считаю моими несомненными удачами. Это означает, что мой слух точно уловил звуки невидимого камертона (вышел на архетип, сказали бы психологи).

На этом заканчиваю краткий экскурс в природу своего творчества. И напоследок хочу отметить принципиальную разницу между моими книгами психологического цикла и романами. Описывая приемы психологической самопомощи, я адресую их к уму читателя. Но мои художественные произведения обращены прежде всего к их сердцу и душе. В конечном счете: вымысел, напоминающий реальность, и реальность, похожая на вымысел, причудливо переплетаясь, порождают мир, в котором читателю интересно жить. Я надеюсь на это.

.

Узнать о книге большеNew
Узнать о книге больше
Узнать о книге больше
Узнать о книге больше New
Узнать о книге больше
Узнать о книге больше